Автор Тема: Эрин Рудель. Горы Тандерклифф [перевод]  (Прочитано 3676 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Jotun

  • Хранитель
  • Магистр
  • *******
  • Сообщений: 1 071
  • Репутация: +46/-2
    • Просмотр профиля
    • Награды
Перевод рассказа Thundercliff Peaks по вселенной Warmachine / Hordes
Автор Aeryn Rudel

Горы Тандерклифф
608 ПВ

Часть первая. Наемники.

Со стороны осыпи на западной стороне ущелья донеслись приглушенные щелчки множества арбалетов, пославших тучу жужжащих красноперых стрел.Когда они начали падать, Мурган низко пригнулся и вскинул щит, с трудом укрыв за ним свое массивное тело. Стрелы глухо застучали по кованой бронзе, но не достигли цели.
- Упертые ублюдки, да? - произнес Капитан Ворнек Блэкхил откуда-то из-под колена Мургана, и постучал по эльфийскому арбалетному болту, вонзившемуся в землю не более чем в дюйме от его ноги. - И меткие.
Капитан щитоносцев ухмыльнулся и его темные глаза блеснули в тени щита огруна.
- Ага, наверно, у них есть на это какая-то причина, - согласно проворчал Мурган, глянув вниз. - Но что, Дуньи ради, эти йосийцы здесь делают?
- Судя по моему опыту, эльфам не нужна причина, чтобы убивать не эльфов, - Ворнек фыркнул. - Но мы тут точно не стратегически важную позицию охраняем. Форт Барам - это же жопа мира.
Ворнек был прав. Форт Барам заслужил свою репутацию у Комитета Сифорджа. Пьяницы, воры и мятежники, избежавшие изгнания или казни в Руле, ссылались в Барам, отбывать срок до окончания их контрактов. Он находился так далеко от проторенных троп и был столь малозначителен и для Рула, и для Хадора, что в Сифордже верили, что обитатели форта не смогут нанести большого вреда репутации Комитета.
Приземистая каменная крепость стерегла гномью границу, стоя на хадорских склонах гор Тандерклифф.
Рядом был перевал, по которому торговцы, путешествующие из Хадора в Хоргенхолд, часто проходили через Форт Барам, укомплектованный тремя отрядами корпуса стрелков-шитоносцев и одним стареющим огруном. Гномы должны были обеспечивать безопасный проход караванам Сифорджа и редко имели дело с кем-то опаснее рассерженного купца, препирающегося из-за размера торговой пошлины. Только это и помогало им скоротать время между азартными играми, драками и пьянками до упаду.
Большинство из гарнизона Барама было вынуждено служить под командованием способого, пусть и грубоватого, Ворнека Блэкхилла, хотя некоторые другие сами выбрали этот дальний гарнизон. Сюда отправлялись, чтобы о них забыли. Однако, для Мургана это было место, где он мог забыться.
Огруну-ветерану без коруна не было места в гномьем или огрунском обществе. Корун Мургана был убит в бою больше десяти лет назад. Хотя события, повлекшие смерть его господина, не были подвластны Мургану, то что он остался в живых рассматривалось как большой промах с его стороны. У него оставалось немного вариантов.Предполагая, что его отправят в отставку, назначат скудное пособие и остаток своей жизни он проведет, размышляя о своей неудаче, Мурган запросил дозволения продолжить службу Комитету Сифорджа. В просьбе было отказано, но Мурган был настойчив и, в итоге, Комитет уступил, с условием, что служить он будет там, куда его отправят. Его определили (некоторые сказали бы "приговорили") на службу в Форт Барам, где он и служил капитану Блэкхилу последние десять лет.
Помогая Ворнеку муштровать сброд постоянно сменяющих друг друга неудачников в Форте Барам, Мурган постепенно вернул какую-то часть доверия и достоинства. Его взаимоотношения с Ворнеком ни в чем не походили на связь с коруном, скорее он воспринимал непредсказуемого капитана щитоносцев как друга или сокамерника.
- Полагаю нам стоит стрельнуть в ответ, - сказал Ворнек. - Хотя последние пять залпов всего лишь показали, как хреново мы стреляем.
Он глянул на строй гномьих воинов справа и слева от себя и проревел, сердито топорща бороду. - Слышали, вы, жалкие шлюхины дети? Да вы не попадете по толстой заднице Торука, даже если он на вас сядет!
Оскорбления Ворнека вызвали несколько вялых проклятий и что-то, похожее на сильный приступ рвоты.
- Это Керн? - спросил Мурган капитана. Керн был самым отъявленным пьянчугой Форта Барам.
- Ага. Думаю, он пил ту дрянь, которой мы чистим стволы карабинов от порохового нагара.
Мурган посмотрел на строй гномьих воинов. Каждый был экипирован стандартным обмундированием корпуса стрелков-щитоносцев: стальной нагрудник, наголенники, латные рукавицы и крепкий прямоугольный щит, прикрывающий владельца с головы до пят. Основным оружием корпуса был большой, двуствольный карабин военного образца, достаточно лёгкий, чтобы при стрельбе его можно было держать одной рукой, но достаточно мощный, чтобы пробивать броню. Каждый член стрелкового корпуса нес также боевой топор с коротким топорищем на случай рукопашной схватки.
Однако, это не был обычный стрелковый корпус, и потрепанное состояние воинов Форта Барам ужаснуло бы любого другого командира щитоносцев. На самом деле, несколько высокопоставленных офицеров Щитоносцев подавали в Сифордж прошение о полном исключении гарнизона Форта Барам из корпуса. Эти попытки потерпели неудачу - для поддержания порядка нужно, чтобы было место для хранения мусора. Так или иначе, состояние воинов Барама и их экипировки было крайне плачевным. Пятна ржавчины, некоторые величиной с кулак Мургана, покрывали доспехи почти каждого гнома, и большинство карабинов месяцами не чистилось должным образом. Мурган удивился бы, будь хоть один боевой топор из всего гарнизона достаточно остр, чтобы резать хлеб, не говоря уж о том, чтобы пробивать сталь. Он ощущал едкий запах блевотины и застарелого пота у ближайших к нему гномов, многие из которых пошатывались под тяжестью снаряжения, привыкнув в сидячему образу жизни и пьяным гулянкам вместо занятий по повышению боеготовности.
Мурган стоял в центре строя гномов рядом с Ворнеком. Будучи в два раза выше любого гномьего воина, он выделялся среди них, как двуручный меч среди кинжалов. Его громадный круглый щит был шириной в рост гнома, а зазубренный с одной стороны наконечник его глефы был прикреплен к двенадцатифутовому железному шесту. Снаряжение Мургана было в отличном состоянии, щит крепок, а копье наточено до бритвенной остроты.
- Укройсь! - прокричал Ворнек и двадцать боевых щитов более или менее согласованно стукнулись о землю. Стволы двадцати рульских карабинов просунулись в широкие выемки в верхней части каждого из щитов, позволявшие воинам-щитоносцам прицеливаться, не высовываясь.
- Огонь!
Оглушительно прогремели выстрелы и каменистый участок на другой стороне ущелья взорвался осколками. Когда пыль и дым рассеялись, стал виден труп одного эльфа, частично скрытый кучей щебня.
- Ха! Один есть! - ликующе воскликнул Ворнек, но потом приуныл, - Хотя, что с того? Один мертвый эльф за шесть залпов? Такими темпами мы тут две недели проторчим.
- Значит будем ждать две недели, - проговорил Мурган. Он поместил щит перед собой, готовясь к неизбежному ответному залпу. Остальные стрелки держались за своими тяжелыми щитами, стоная, ругаясь и вяло перезаряжая карабины. Нескольких гномов, павших под обстрелом эльфов, оттащили назад, в крепость.
- Что? - спросил Ворнек, сбитый с толку.
- Мы их возьмем измором, - ответил Мурган и указал на свой щит. Он был поцарапан, но ни один эльфийский болт не пронзил его. То же можно было сказать и про большинство гномьих щитов. - Их арбалеты недостаточно сильны, чтобы пробить наши щиты, а запас болтов у них точно не бесконечен...
- А у нас достаточно пороха и пуль, чтобы держаться неделями, - закончил Ворнек. Он пожевал нижнюю губу. Не люблю просто так просиживать задницу, но это не самая плохая идея из тех, что я слышал.
- Вот это похвала! - усмехнулся Мурган, - Но не думаю, что нам придется долго ждать. По моему, эти атаки попахивают отчаянием. Если будем держаться твердо, думаю, мы подтолкнем их к действиям, вынудим сделать что-то безрассудное.
Эльфы заняли позицию в ста ярдах от ворот Форта Барам на усеянном камнями участке, где обильные прошлогодние дожди вызвали оползень. Поскольку торговые караваны смогли найти себе путь через него, Ворнек не побеспокоился, чтобы расчистить этот завал. Это казалось излишней тратой времени и сил. К сожалению, теперь кучи громадных булыжников и обломков поменьше давали нападающими иосийцам весьма неплохое укрытие.
Мурган заметил внезапное движение на другом краю ущелья. Два иосийца выскочили из-за большого бесформенного камня и быстро двинулись вперед. Они исчезли за кучей гравия прежде чем он смог указать на них.
- Ты это видел? - спросил Мурган Ворнека.
- Ага. Не похожи на других, да? - ответил Ворнек.
- Черные плащи. И у них были не арбалеты. Что-то другое. Может ружья.
Там, где исчезли два эльфа в черных плащах, отразившись от металла блеснул свет, а затем оттуда донесся, низкий резкий гул. Мурган собирался выкрикнуть предостережение, когда пронзительное эхо выстрела разнеслось по ущелью.
Голова гнома слева от него, молодого новобранца по имени Улик, лопнула, как перезрелая дыня, обдав Мургана брызгами своего содержимого, теплого и красного. Труп откинулся назад и огрун поглядел через отверстие в щите Улика.
- Снайпер! - закричал Мурган и бросился на землю.
Ворнек просто стоял, разинув рот и глядя на дырявый щит Улика и отсутствующую верхнюю часть его головы.
- Ложись, дурак! - Мурган выпустил из рук глефу и дернул потрясенного капитана щитоносцев вниз. Как только Мурган впечатал Ворнека лицом в землю, снайперы выстрелили снова Еще один гном из строя стрелков - Мурган не мог сказать кто именно - начал кричать. Раздался ещё один выстрел и крик оборвался.
Ворнек поднял голову и выплюнул комок грязи.
- Ложись! Живо! - прокричал он.
Оставшимся в строю не нужно было повторять. По ущелью внезапно разнеслось эхо хаотичного грохота металла от восемнадцати гномьих воинов в полных доспехах, падающих на землю лицом вперед.
- Измором из взять не выйдет, - Ворнек повернул испачканное лицо к Мургану, - эти проклятые снайперы смогут не спеша сшибать наши чертовы головы.
- Их только двое, - произнёс Мурган. Ему трудно было говорить, прижимаясь лицом к земле, но он был такой крупной мишенью, что не отваживался поднять голову, - мы можем взять из штурмом.
- Поздно, - мрачно сказал Ворнек, - у наших остроухих гостей другие планы.
Искушая судьбу, Мурган осторожно поднял голову, чтобы проследить за взглядом Ворнека. Две дюжины эльфов шли на них в атаку, их длинные тонкие клинки были обнажены и сияли в свете полуденного солнца. Великолепная фигура в белых доспехах возглавляла штурм. Без усилий преодолевая неровный участок ущелья, она держала обнаженный меч высоко над головой.
Ворнек кряхтя вскочил на ноги.
- Эти ублюдки использовали снайперов, чтобы дать остальной пехоте время на атаку, - язвительно произнес он. - Умно.
Мурган встал и увидел, как гномы поднимаются на ноги, строятся в шеренги и готовятся встретить атаку эльфов. Он опустил щит и перехватил глефу, подняв ее над правым плечом, как копье.
- Ну, по крайней мере, нам не придётся ждать, - согласился он с Ворнеком, недобро усмехнувшись
Ворнек фыркнул и нацелил карабин на приближающихся иосийцев.
- О, превосходно. Рад, что они решили прикончить меня и покончить с этим.
« Последнее редактирование: 27 Июня 2015, 09:09:12 от Jotun »

Оффлайн Jotun

  • Хранитель
  • Магистр
  • *******
  • Сообщений: 1 071
  • Репутация: +46/-2
    • Просмотр профиля
    • Награды
Эйрин Рудель. Горы Тандерклифф
« Ответ #1 : 17 Июня 2015, 09:10:52 »
Часть вторая. Возмездие Сциры.

 Гномы открыли огонь и мгновенно окутались клубами густого дыма, извергаемого карабинами. Каэлисса почти осязала маленькие кусочки металла, с шипением летевшие к ней. Она бросилась вперед, поднырнув и перекатившись, позволив пулям без вреда пролететь над головой. Этот прыжок не замедлил ее продвижения вперед, и она поднялась с земли не далее чем в дюжине шагов от первой шеренги гномьих воинов.
 Два отряда охотников на магов шли в атаку рядом с ней. Они были хорошо подготовлены, обучены и привычны к непреодолимым трудностям, но они не были готовы к таким бесхитростным методам ведения войны. В отсутствие мирмидонов, она была вынуждена использовать охотников на магов в неподходящей для них роли, чтобы пробиться через строй гномов. Охотники на магов были призрачными убийцами, привыкшими бить из укрытий и захватывать своих жертв врасплох. Атака хорошо вооруженного и подготовленного противника на открытой местности  шла вразрез с техникой ведения боя, которую они совершенствовали веками.
 Но какой у них был выбор?
 Драконовы отродья были совсем близко. Они преследовали ее от ворот базы Кливена, в горах Тандерклифф, а теперь и здесь. Нисса, которая вела их, проявила себя настоящим следопытом, даже блестящего мастерства Каэлиссы по части скрытых передвижений не хватило, чтобы сбить ее со следа.Один раз порченные  преследователи настигли их и Каэлисса с охотниками на магов оказались припертыми к стенке в небольшом каньоне. Та битва обошлась дорогой ценой. Драконьи отродья и черноперые стрелы поубивали половину ее войска. С той битвы у нее осталось страшное напоминание - рана, нанесённая клинком ниссов, горела под латами на верхней части правого бедра, насылая волны боли и оцепенения при каждом шаге.Устремляясь в бой, Каэлисса понимала, что она не так быстра и ловка, как должна была быть, но ей приходилось сражаться и в худших условиях.
 Гномы стояли между ней и кратчайшей дорогой до базы Нирет, где ждал целый легион Стражи Зари. Каэлисса знала, что без этих жизненно необходимых подкреплений, орда драконовых отродий, осаждающая базу Кливен, сокрушит обороняющийся гарнизон в течение недели. Она была вынуждена оставить всех своих мирмидонов в помощь обороняющимся. То, что ее небольшому войску удалось  вырваться из осады и ускользнуть от драконовых отродий и порченных ниссов, было почти чудом. Ее не остановит жалкая банда гномов из разваливающегося форта на полпути в никуда.
 Сердце Каэлиссы колотилось, пока она и ее охотники на магов приближались к строю гномов. Она направила свою волю на то, чтобы окружить себя и своих воинов маскирующим покровом тьмы.  Он поможет обезвредить гномьих стрелков, пока они не выйдут на дистанцию атаки. Ее цель была проста - пробиться и двигаться дальше. Она не думала, что гномы отправятся в погоню. Скоро у них возникнут проблемы с драконовыми отродьями.
 Она атаковала в самый центр гномьего строя, того, кого считала наибольшей угрозой. Воин-огрун возвышался над своими товарищами-гномами, его массивный круглый щит был помят и поцарапан, но не сломан. Он держал глефу верхней хваткой, готовый нанести удар поверх кромки щита и отразить ее атаку.
 Когда она и ее охотники на магов оказались всего в нескольких шагах от передней шеренги гномов, те снова выстрелили. На таком близком расстоянии ее покров тьмы уже не мог спасти от стрельбы. Периферическим зрением она увидела, что нескольких охотников на магов подкосило. У нее не было времени размышлять над потерями -  перед ней вырос щит огруна и сияющее острие его глефы резко ударило вперёд. Неожиданно быстрый для своего размера и веса доспехов, огрун мог достать ее почти с шести футов. Она не медлила, но быстрый взмах ее меча, Мести, был остановлен древком огруновой глефы. Она мелькнула у ее лица, ярко вспыхнув в энергетическом поле, окружавшем ее доспех, и безвредно скользнула по наплечнику на левой руке.
 Огрун отдернул оружие для новой атаки. Теперь он был на расстоянии удара, но за своим щитом оказался почти не уязвим для ее выпадов, а Каэлисса не желала поединка с гораздо более крупным противником, превосходящим ее броней и длиной оружия. Вместо этого она подняла Месть, как бы намереваясь поразить его в голову. Он воздел щит, чтобы отвести удар, и на мгновение заслонил себе обзор. Это был удобный случай, которого она ждала. Каэлисса подобралась, прыгнула вперед и правой ногой опустилась на верхушке щита огруна.Не обращая внимания на вспышку боли, пронзившей ее, она оттолкнулась ногой от щита и прыгнула через огруна, сделав сальто.На излете прыжка она рубанула Местью, собираясь отсечь огруну голову. Но ослабевшая нога изменила ее траекторию на долю дюйма, отбросив цель. Вместо шеи огруна, Месть вспахала его бронированное плечо. Зачарованный клинок прорезал толстую сталь и ранил плоть, но рана не была смертельной.
 Каэлисса приземлилась позади огруна, попытавшись принять боевую стойку, но для ее раненной ноги это было уже слишком: рана открылась, и она почувствовала теплую струйку крови, стекающую по ноге под латами. Благодаря своему проворству она удержалась от падения, но споткнулась и, чтобы на что-то опереться, вонзила острие Мести в землю. Крутанувшись на месте и используя силу инерции,  огрун обрушился на нее всей массой своего большого щита со скоростью, вновь удивившей ее.
 Потеряв равновесие, Каэлисса не смогла уклониться от удара, и бронзовая кромка щита огруна врезалась ей в лицо с мощью бегущего варджека. Ее энергетическое поле вспыхнуло, встретившись со щитом, но усилия, которые она вложила в последнюю атаку, сильно ослабили его, так что напор и сила огруна прорвали защитный барьер с пугающей легкостью. Ударом ей разбило нос и левую щеку. Веером брызнула кровь и она рухнула на землю.
 В глазах у Каэлиссы помутнело, а конечности перестали ее слушаться. Разум был подернут пеленой боли. Она знала, что лежит на земле. Она чувствовала, что Месть выбили у нее из руки. Она не понимала только, почему до сих пор жива.
 - Стой! Стой! Проклятье! Я сказал стой!
 Каэлисса говорила на рульском языке достаточно неплохо, чтобы понять простые команды, резко выкрикнутые гномом. Звуки сражения поутихли.
 Зрение стало возвращаться к ней, и то, что она увидела одновременно ужаснуло  и успокоило ее. Над ней возвышался огрун, держа лезвие своей гигантской глефы в каких-то дюймах от ее горла. Рядом с ним, целясь ей в голову из карабина,  стоял седобородый гном с капитанской эмблемой на плече. Она решила, что это он призвал остановить бой. Дальше стояло ещё несколько гномьих воинов, спинами к ней и ружьями, нацеленными на оставшихся в живых охотников на магов. Ее отряд осторожно отступал, на их лицах отражалось беспокойство за своего лидера.
  - Ну, эльф, - самодовольно улыбаясь, начал капитан гномов, - что скажешь?
 Огрун отвел глефу, позволяя Каэлиссе сесть. Она выплюнула сгусток крови с обломком зуба и уставилась на гномьего капитана. Ярость и позор попеременно одолевали ее разум. Поражение от столь малого противника было для нее оскорблением почти за гранью осознания. Однако, на карту было поставлено гораздо больше, чем ее уязвленная гордость. Огрун со своим  хозяином-гномом не убили ее сразу, и, возможно, ей удастся обернуть это поражение в свою пользу.
  - Глухая что ли? Зачем вы напали на нас?
 Левая половина лица Каэлиссы онемела и говорить было трудно.
  - Мне был нужен проход, -  наконец тихо ответила она.
 - Черт, ты могла просто как следует попросить !
 - Я не спрашиваю разрешения у чужих, - сказала она, не в силах скрыть испытываемого презрения.
 - И глянь-ка, что происходит, когда не спрашиваешь. Твое прелестное личико разбито к чертям, не так ли? - он откинул голову и рассмеялся.
 Каэлисса бросила взгляд направо, где в нескольких футах от нее валялась на земле Месть. Мысль о том, чтобы схватить меч и снести глумливую ухмылку с лица этого гнома была столь заманчива, что ради этого можно было и умереть.
 - Ворнек, - низкий баритон огруна решительно прервал гнома, - это нам не поможет.
 Эти слова удивили Каэлиссу; возможно, она неверно оценила отношения между этими двумя. Обычно огруны служили рульцам, но то, как говорил этот, подразумевало равноправные отношения.
 Огрун воткнул глефу древком в землю.
 - Я - Мурган Гримспир, - сказал он, - а это - капитан Ворнек Блэкхил,  комендант Форта Барам.
 Он махнул щитом в сторону приземистой каменной крепости позади нее.
 - У нас никогда прежде не было проблем с иосийцами, так что вы должны понять наше обоснованное  беспокойство по поводу вашей ничем не спровоцированной атаки.
 Каэлисса никогда не слышала, как говорят огруны, и была поражена размеренной манерой его речи и  свободным владением гномьим языком. Мгновение она изучала его. Он не был молод, как большинство огрунов, которых она встречала. В его волосах проблескивала седина, а лицо было в морщинах, указывающих на возраст и жизненный опыт. Он был ветераном, опытным воином и, возможно, заслужил немного уважения. Она решила говорить с этим Мурганом.
  - Как я уже сказала, нам нужно было воспользоваться проходом. Причины вас не касаются. Мы бы прошли с как можно меньшими потерями с вашей стороны. Но вы оказались более решительны, чем я ожидала.
 - Решительны?! - Ворнек ткнул карабином в Каэлиссу. - Хочешь сказать, ты не ожидала, что мы надерем тебе задницу.
 - Не могу не поддержать моего товарища-гнома в его чувствах, - Мурган покачал головой, - Вы могли обойти нас. Не было нужды проливать кровь.
 - Не было времени, - ответила Каэлисса, - Огрун, я не проливаю кровь необдуманно. Даже когда этого заслуживают.
 Она метнула испепеляющий взгляд на Ворнека. Он был похож на большинство чужаков, которые ей попадались: грубый, резкий и достойный внимания лишь  на время, требуемое чтоб вонзить ему клинок меж ребер.
  - Почему вы так спешите? - спросил Мурган, - О чем вы не говорите нам?
 Каэлисса вздохнула и медленно поднялась на ноги, поморщившись, когда рана на ноге вспыхнула в  новом приступе боли. Она нагнулась, подняла Месть и быстро вернула меч в ножны за спиной. Затем она оглядела шеренги гномов и эльфов, заполнивших небольшое ущелье.Гномы стояли твердо и стойко в своих тяжелых доспехах и с толстыми щитами. Ее охотники на магов были гибкими и подвижными, вооружены и дальнобойным, и рукопашным оружием. Она должна была признать, что эти два войска дополняют друг друга. Осознание этого привело к простому решению.
 - Мурган, - сказала он, уважив огруна, обратившись к нему по имени, - Я не могу сказать вам, откуда мы пришли и куда направляемся, но я скажу вам вот что. Совсем близко драконовы отродья. Они охотились за нами несколько дней, и сейчас у меня не хватит сил, чтобы дать им отпор, и не хватит времени и быстроты, чтобы убежать от них.
 - О, просто чудесно! - воскликнул Ворнек, - Вы не только беспричинно напали на нас, так еще и притащили орду драконовых отродий на наши головы! Может, еще и по яйцам мне врежешь?
 Каэлисса пристально посмотрела на Ворнека, а затем снова обратилась к Мургану.
 - Обстоятельства, приведшие нас сюда, сейчас не имеют значения. Правда в том, что скоро здесь будут драконовы отродья, возможно, в течение часа, и ни у кого из нас не хватит сил, чтобы справиться с ними в одиночку.
 - Ты предлагаешь союз? - Мурган поскреб подбородок, - Интересно.
  - Союз!? - Ворнек  в ужасе повернулся к товарищу, - Ты ведь не доверишься ей на самом деле? Проклятье, у нас тут гномы, мертвые и раненные, и это ее вина.
  - Успокойся, Ворнек, - сказал Мурган, - Не могу сказать, что меня это радует, но что если она права? А я думаю, что права. Тогда есть ли у нас выбор? Я не хочу увидеть, как еще больше гномов умрет, и у нас есть возможность предотвратить это.
  - Он дает тебе мудрый совет, гном, - спокойно сказала Каэлисса, - тебе стоит прислушаться.
 Ворнек опустил карабин и закинул его за спину. Каждое движение было нарочитым, исполненным презрения и отвращения, как будто не направлять ружьё на Каэлиссу было крайне оскорбительно для него.
  - Отлично. Я согласен на временный - чертовски временный - союз, - сказал он с явным недовольством в голосе, - Если мы переживем драконовых отродий - если они вообще придут - тогда я с тобой поквитаюсь за то, что ты сделала.
 Каэлисса кивнула.
 - Очень хорошо. Что скажешь, Мурган?
 Огрун опустил щит и расстегнул ремешки, крепившие к плечам бронированые наплечники. Под левым из них стеганый поддоспешник был испачкан ярко-красным.
  - Я скажу, что нам надо заштопать раненных и отправить неспособных сражаться в крепость. Затем мы вместе подумаем и решим, как нам лучше сразиться с твоими драконовыми отродьями и выжить.

Оффлайн Jotun

  • Хранитель
  • Магистр
  • *******
  • Сообщений: 1 071
  • Репутация: +46/-2
    • Просмотр профиля
    • Награды
Эйрин Рудель. Горы Тандерклифф
« Ответ #2 : 17 Июня 2015, 09:11:43 »
 Часть третья. Легион Эверблайта.

 Элишива позволила себе слегка улыбнуться, когда вместе со своим воинством приблизилась к небольшому ущелью, задержавшему преследуемую ею  добычу. Она едва могла сдержать прилив гордости при мысли о славе, которую вскоре обретет, но улыбка исчезла почти также быстро, как появилась, и лицо боевой пастушки ниссов вновь обрело обычное выражение холодной сдержанности.
 Она подняла свой боевой посох и направила рыскунов вперед.
Разделившись позади нее на четко построенные шеренги, оскверненные воины ниссов двинулись быстрым, хищным шагом, ловко и бесшумно преодолевая неровный участок земли. Каждый из этих умелых убийц сжимал в когтистой руке короткий, загнутый назад лук, а на поясе у каждого висели ножны с длинным, кривым мечом.  И тем, и другим оружием рыскуны владели мастерски.
 Но для Элишивы их боевая удаль была второстепенна по сравнению с их ценностью в качестве разведчиков и следопытов. Без них она бы не смогла преследовать свою добычу от укромной эльфийской базы через труднопроходимую местность гор Тандерклифф. Ее госпожа Вэйл, Последовательница Эверблайта, осадила иосийцев с помощью армии драконьих отродий и оскверненных ниссов, а затем возложила на нее почетную обязанность выследить и захватить иосийского варкастера.
 Теперь Элишива командовала шестью отрядами ниссов-рыскунов, а также парой крупных нефилимов-защитников, человекообразных  драконовых отродий, достаточно смышленых, чтобы подчиняться ее словесным приказам. Получить тварей, созданных из крови самой Вэйл было великой честью.
 Вэйл предупредила Элишиву, что спасающиеся бегством варкастер и ее охотники на магов - скрытные убийцы. Элишива отнеслась к предостережению серьёзно, хотя оно и обидело ее немного. Она искуссно управляется с грозными отродьями дракона, сражается рядом с ними в гуще битвы и уверена, что способна одолеть варкастера. Она должна настигнуть и убить эту Каэлиссу, чтобы проявить себя перед Вэйл.
 К несчастью, Каэлисса оказалась достойным противником, и Элишиве удалось подобраться к ней только однажды. Это была славная битва, но Каэлиссе и многим охотникам на магов удалось сбежать с поля боя и уйти дальше в горы. Ниссам удалось захватить одного из иосийцев живьем, от него-то Элишива и узнала имя своей добычи.
 Элишива упорно шла по следу и ее настойчивость окупилась. Передовые разведчики доложили, что иосийцы столкнулись с отрядом гномов в ущелье не дальше мили от их позиции. Каэлиссе некуда было бежать. Она попалась между ниссами и гномами. Когда Элишива  покончит с Каэлиссой, она сможет легко разделаться с жалкой кучкой гномов.
 Время пришло. Погоня завершена, и хищник полакомится плотью своей добычи. Элишива снова подняла свой боевой посох и пара нефилимов-защитников встала по бокам от нее. Их громадные силуэты и богато украшенная броня вселяли в нее уверенность. Какой враг сможет противостоять ей, когда рядом с ней такие чудища?
 Она двинулась вперед. Рыскуны и нефилимы последовали за ней без дальнейших указаний.
 Впереди ущелье сужалось к завалу из щебня и упавших валунов. Элишива и рыскуны с легкостью преодолели его. За осыпью стояла маленькая каменная крепость, ее простые деревянные ворота простирались во всю ширь ущелья. Одна шеренга рульских воинов стояла у ворот с тяжёлыми прямоугольными щитами, сомкнутыми в стену из стали и дерева.
 Поверх каждого щита покоилось короткоствольное ружье, нацеленное на ее наступающее воинство. Элишива заметила несколько трупов иосийцев, валявшихся перед шеренгой гномов, и решила, что из битвы с ними рульцы, очевидно, вышли победителями. Однако, полудюжина эльфийских трупов - это ещё не все войско  Каэлиссы и среди них не было тела самого эльфийского варкастера. Что эти гномы сделали с Каэлиссой?
 Ответ был очевиден. Гномы вынудили Каэлиссу с остатками ее войска сдаться и держали их в крепости. Несомненно, жадные рульцы считали Каэлиссу ценной заложницей; возможно, они думали вернуть ее иосийцам за выкуп. В конце концов, это не важно. Это добыча Элишивы, и им  ее не отнять.
 Она снова подняла свой посох и рыскуны позади нее остановились. Примерно пятьдесят ярдов отделяло ее войско от шеренги рульцев. Она прикинула, что количеством они превосходят гномов втрое, а может и больше.
 Один гномий стрелок выступил вперёд и опустил щит, поставив его себе на правый ботинок. У него была седая борода, а доспех чуть более украшен, чем у его товарищей.
 - Назад! - выкрикнул он по-хардски, этот язык она знала плохо, - Еще шаг и мы начнем стрелять!
 Напускная храбрость в голосе командира гномов позабавила Элишиву.
- Где иосийцы, гном? - ответила она, -  Если скажешь, возможно, останешься в живых.
- Иосийцы мертвы! - ответил командир гномов и указал на трупы эльфов своим ружьем. - У вас тут больше нет дел. Уходите. Это последнее предупреждение!
 С этими словами он поднял щит и снова занял место в центре шеренги.
 - Глупец, - пробормотала Элишива. Она постарается захватить этого гнома живьем. Его наглость нуждается в особом вознаграждении.
 - Вперёд! - рявкнула она.
 Ее рыскуны хлынули вперед и построились в три шеренги перед ней. Гномы не выстрелили, как она ожидала, а вместо этого попрятались за своими щитами.
 - Заряжай!
 Рыскуны наложили черноперые стрелы на тетивы луков и натянули их. Элишива дала им миг, чтобы задержать дыхание, а затем скомандовала:
  - Огонь!
Взметнулся рой стрел и обрушился на шеренгу гномов. Мощные удары железных наконечников о сталь и дерево гномьих щитов громким эхом отразились в узком ущелье.
 Элишива предполагала, что после первого же залпа умрет добрая половина гномов, но, к своему ужасу, она увидела, что ни один гном не упал. Их щиты ощетинились стрелами, но ни один из них не был пробит. Ей показалось, что в голосе гномьего командира, отдававшего приказ об ответном залпе, присутствовали насмешливые нотки.
 Прогремели гномьи ружья, извергнув клубы дыма и оросив первую шеренгу рыскунов свинцом. Любые другие отряды были бы разнесены градом ружейного огня, но все рыскуны припали к земле за долю секунды до залпа гномов. Не задев ниссов, тяжелые пули гномьих карабинов попадали в землю и стены ушелья.
 Похоже, они оказались в патовой ситуации: гномы не могли попасть в быстрых и вертких рыскунов из ружей, а те не могли пробить гномьи щиты своими стрелами. Она могла бы приказать сосредоточить огонь на отдельных целях, такой огневой вал, несомненно, пробил бы даже самую крепкую защиту. Но это заняло бы больше времени и, что ещё хуже, могло вынудить гномов отступить внутрь крепости. Тогда, чтобы добраться до добычи, ей пришлось бы начать осаду, а для этого она была плохо подготовлена.
Подумав о возможной затяжной осада, Элишива нашла простой выход. Гномьи щиты укрывают от стрел ниссов, но от клинков ниссов они  защитят гораздо хуже.
 Элишива подняла боевой посох и коротко махнула его серповидным концом.
 - В атаку! Убейте их! - закричала она.
 Множество клинков выскользнуло из ножен, и ряды ниссов блеснули сталью. Затем все ее войско побежало вперед, а она за ним, наслаждаясь чистым восторгом битвы, клинка и крови.
 Гномья шеренга вновь с шумом выстрелила, окутавшись дымом. На этот раз ниссы были ближе и не все успели увернуться от пуль. С полдюжины рыскунов были застрелены, но большинство врезалось в гномов, вознося мечи над щитами противников, прорезая доспехи и плоть.
 Элишива с нефилимом ударили в левый фланг шеренги,  ее боевой посох и тяжелая алебарда нефилима пролили немало рульской крови. Гномы отбросили ружья и потянулись за спины, чтобы достать крепкие, однолезвийные боевые топорики. Они управлялись с этим оружием на удивление умело, но их было гораздо меньше, чем более быстрых ниссов. Вскоре с ними будет покончено.
 Элишива с нефилимом проредили левый фланг гномов и она дала отродью дракона волю убивать, как ему заблагорассудится. Через мгновение оставшись на поле боя  в одиночестве, она стала высматривать новую цель и заметила командира рульцев в центре отчаянной рукопашной схватки. Он сражался спиной к спине с другим гномом, а у их ног валялись трупы рыскунов. Однако, эти двое были окружены, а на левом бедре командира она увидела яркое пятно крови, рану, оставленную клинком ниссов. Она улыбнулась, подняла свой боевой посох и стремглав бросилась в драку.
 Она почти добралась до них, когда распахнулись ворота крепости. Развернувшись, она увидела почти две дюжины охотников на магов, хлынувших наружу. Половина из них, с клинками в руках, шла в атаку на ниссов, остальные держали арбалеты и стреляли прямо в бурлящую рукопашную схватку. Командовала ими знакомая фигура в белых доспехах - Каэлисса. Высоченная фигура в доспехах - огрун, размером с нефилима - шел в атаку рядом с ней. Он держал огромный круглый щит, пристегнутый ремнем к левой руке, а в правой сжимал тяжелую длинную глефу. На полной скорости он влетел в рыскунов, отправив одного на землю ударом щита, а другому отрубив голову легким взмахом глефы.
 У Элишивы закружилась голова. Иосийцы и гномы - союзники! Каким образом открытая враждебность и противоборство превратились в  сотрудничество? Ответ пришел к ней сразу и наполнил ее мрачной гордостью. Они объединились, чтобы сразиться с врагом, с котором по одиночке не справились бы. Они заключили союз, чтобы сразиться с ней, с Элишивой.
 Она и ее рыскуны все ещё превосходят количеством союзников, и у нее все еще есть два нефилима-защитника, которые прямо сейчас в гуще сражения  рубят врагов каждым ударом своих больших алебард. Это будет нелегкая победа, но от этого она будет только слаще.
 - Каэлисса! - выкрикнула Элишива и указала своим боевым посохом на эльфийского варкастера, расстреливавшую рыскунов из своего рунного пистолета.
 Сквозь шум битвы Каэлисса услышала вызов Элишивы. Она повернулась, быстрым движением вернула рунный пистолет в кобуру на бедре и потянула из-за спины свой меч. Затем она зашагала к нисске и в ее размеренной поступи ясно виделась чрезвычайная сосредоточенность.
 Элишива заметила, что левая половина лица эльфийского варкастера была перевязана, окровавленная марля закрывала ей левый глаз. Раненая и полуослепшая, в рукопашной схватке Каэлисса окажется в весьма невыгодном положении. Бросаясь в атаку с поднятым боевым посохом, Элишива не могла сдержать улыбку. Скоро она докажет свою значимость, положа голову Каэлиссы к ногам Последовательницы Эверблайта.
« Последнее редактирование: 01 Июля 2015, 13:22:48 от Jotun »